01:05 

Рассказ на заданное слово.

Зачем вам солнце, если я с вами??
Дорогие мои, очень прошу вас как можно строже оценить сие словотворчество. Если есть советы по улучшению или какие-то замечания - это очень приветствуется. Итак:
Мрамор

«Какой ужасный день». Поднявшись на последнюю ступеньку широкой лестницы, помнившей еще статных патрициев в пурпурных тогах, Пьетро присел и с несказанным удовольствием облокотил голову о прохладный мрамор перил.
Небо было грязно-желтого цвета, и казалось, вот-вот обрушится всей своей свинцовой тяжестью на задыхающиеся в пыли и смоге роскошные проспекты, старинные кварталы, гомонящие площади и античные руины, иронично наблюдающие за непрекращающейся суетой многоликого Вечного города.
Он закрыл глаза. «Нужно прекратить все раз и навсегда. Невозможно вести эту двойную жизнь. Анна этого не заслуживает. Надо ей сказать, что мы больше не увидимся. Все кончено. Ей будет больно, но лучше так, чем продолжать…» Воспоминания о прошедшей ночи не вызывали ничего, кроме отвратительного ощущения пустоты, внутреннего вакуума. Но он уже обеими ногами ступил на этот путь. И назад дороги нет. Впредь делать хорошую мину перед искренним, любящим его существом, было бы совсем подло… Пусть он один летит, ломая крылья, вниз. Один. Вниз…
С трудом подняв веки, Пьетро взглянул через перила, чтобы еще раз убедиться, что никто больше не подошел к стертым миллионами ног ступеням, кроме странного типа, которого он заметил еще у поворота с улицы Л. «Как бы можно было описать его лицо…», - филологические склонности не оставляли его даже в такие минуты. «Ангелоподобные черты и волчий взгляд», да, что-то вроде того.
«У вас в Риме такие интересные типажи», - любил повторять профессор Петропавловский. С тех пор он привык обращать внимания на лица. И восхищаться щедростью природы, не поскупившейся в его краях на яркие краски, четкие линии, плавные формы… «Такие черты нельзя не запечатлеть в мраморе», - это опять профессор.
Конечно, женщин Пьетро рассматривал с большим удовольствием и интересом. Возможно, со слишком большим интересом, который и привел его к этой бездне…
Звонок Анны прервал его мысли. «Извини, я немного задержалась, ты не поверишь, когда узнаешь, что я нашла! Скоро буду. Целую».
Уже слегка смеркалось. Окраска неба приобрела еще более мутный оттенок. Поток прохожих иссяк. Лишь пролетающие пулей мотоциклисты пересекали небольшую площадь.
Вскоре он увидел столь знакомую хрупкую фигурку, торопливым шагом направляющуюся к месту встречи.
То, что произошло дальше, отложилось в его сознании как черно-белый немой голливудский фильм…
Глухой звук выстрела. Анна опускается на мостовую в каком-то нелепом реверансе. Из ее рук падает небольшой сверток. Странный тип молниеносно хватает его и исчезает прежде, чем Пьетро опрометью сбегает с лестницы. На блузке Анны проступает красное пятно, оно с каждой секундой растет. Пьетро вызывает скорую, но не слышит своего голоса, он слышит только тяжелое дыхание Анны, периодически прерываемое тихим стоном. Вокруг уже скопилось несколько любопытствующих и сочувствующих. Кто-то позвонил в полицию.
«Анна, Анна!». Стон прекратился. Подъехавший карабиньер уже опрашивает свидетелей. Нет, никто не видел, кто стрелял. Возможно, это был один из проезжавших мотоциклистов. Да, кто-то видел подбежавшего человека в серой куртке, но никто не мог с точностью сказать, в каком направлении он скрылся.
«Анна, Анна!». Он не выпускал ее руку из своей все время, пока машина скорой помощи везла их в больницу. Кровотечение опытные врачи остановили. Но Анна была все время без сознания.
«Простите, вы кем приходитесь пострадавшей?». Вопрос доктора на долю секунды привел его в замешательство. «В самом деле, кем?»
«Я ее друг».
«Пуля прошла навылет, к счастью, в нескольких миллиметрах от легкого. Но синьорина Капеллини потеряла много крови. Сейчас ей предстоит операция. Сообщите, пожалуйста, все известные вам данные о пострадавшей, чтобы мы связались с ее семьей. И не уходите, вам придется дать показания полиции».
«Я буду здесь. У Анны нет семьи. Ее родители и брат погибли несколько лет назад».

«Ужасный день», - подумал падре Антонио, запирая ворота своего прихода и с тоской взирая на мрачное желчное небо. В этот день, словно по заговору, к нему на исповедь пришли люди с такими тяжкими грехами, что теперь ему казалось, будто вся мутная вода Тибра прошла через его душу, словно через фильтр, оставив в ней ил и смердящий липкий осадок. Да, это было его призвание, служить людям, спасать овец, сбившихся с пути, но как же тяжело порой дается эта ноша… «Господи, помоги мне». Погруженный в свои мысли падре хотел перейти дорогу, но чуть не споткнулся о лежавшую у края тротуара книгу. Он бережно подобрал ее и пролистнул. Издание не старое, 1958-года, в скромном зеленом переплете. Благодаря некоторым познаниям в греческом, падре смог прочитать имя автора и название книги: Ф. М. Достоевский «Братья Карамазовы». Страницы книги были испещрены аккуратными пометками карандашом. «Кто-то потерял эту книгу, не могли же ее выбросить». На последней странице падре Антонио обнаружил штамп антикварного магазина Н. «Надо будет завтра отнести, вдруг найдется владелец».

Общение с полицией было недолгим. Пьетро как можно более подробно описал «ангелоподобного» типа. Да, скрылся в направлении переулка С. Нет, он не знает, что было в свертке.
Он устало опустился в кресло в зале ожидания. Вот он и снова оказался в этом кресле… И опять он ждет… Ждет… Но на этот раз все должно быть по-другому. Профессора Петропавловского после мучительной операции не стало. Но Анна будет жить, обязательно!
«Профессор, вам на роду написано работать в Риме», - любили подшутить коллеги. «Многие великие русские писатели вдохновлялись этим городом, разве я, скромный исследователь их творчества, мог отказаться от соблазна побывать здесь», - отвечал Петропавловский с неизменной едва уловимой улыбкой и мягким прищуром в глазах. Он был очень популярен у студентов, на его лекциях царила непривычная тишина и порядок. Профессор с удовольствием делился своими неоценимыми знаниями и колоссальным опытом не только филолога, но и философа, психолога. Однако, на самом деле он был очень одинок. Отчаянно одинок. Пьетро понял это, когда стал чаще видеться и общаться с профессором для обсуждения своей будущей диссертации. «Петро, у вас просто потрясающий слог, ясный ум, изящный стиль, но вам надо бороться со своей ленью. И с соблазнами», - мягкий прищур и проникающий в самые закоулки его души светло-синий взгляд. А потом у профессора случился приступ. Только тогда Пьетро понял, какую важную роль играл этот человек в его жизни, как он дал ему тот самый внутренний стержень, без которого существование не имеет ни малейшего смысла. Петропавловского не стало, он не смог перебороть одиночество, подорвавшее силы его сердца. А в жизни Пьетро словно подорвали невидимый постороннему глазу фундамент… Какая уж тут диссертация… Знал бы покойный Петропавловский, чем он занимается теперь по ночам вместо литературных трудов… Проклял бы его? Нет, он не был способен на такое, он был выше высокомерного осуждения. Но потерял бы веру в него, перестал считать своим Учеником.
Кто-то мягко прикоснулся к его плечу. «Профессор?! Вы…». Пьетро проснулся.
«Синьор Франко, операция прошла успешно, опасности для жизни синьорины Капеллини нет. Пойдите, отдохните дома».
«Я могу ее увидеть?».
«Только через окошко палаты, она еще слишком слаба».
Анна лежала, закрыв глаза, с подсоединенным аппаратом искусственного дыхания. Она была очень бледной, «мраморно-бледной» и такой беззащитной…
Когда они познакомились, его поразил этот нежный, тепличный цветок, совсем не созданный для борьбы с жестоким и несправедливым миром. Он чувствовал себя Маленьким Принцем, нашедшим свою розу. Тогда в нем словно зажегся неведомый доселе огонек, дававший Пьетро силы, чтобы он мог служить этой маленькой внезапно осиротевшей, грустной птичке надежным укрытием от любой непогоды. Тогда… А потом все стало меняться. Сначала незаметно для него самого, а потом… Потом он уже не мог смотреть в глаза своему собственному отражению в зеркале.
Он искренне старался оградить Анну от той мерзости, грязи, в которую стал погружаться все глубже и глубже. Постепенно ему стало казаться, что он может «испачкать» это нежное, уязвимое существо даже своим объятием. Он пытался отпугнуть ее небылицами о том, что у него есть жена и двое детей, что он содержит подпольное издательство порно-журналов, что он ввязался в нелегальную торговлю оружием с Иорданией, что его давно разыскивает Интерпол, но он скрывается под чужим именем. Он говорил все, кроме правды. А Анна только смеялась и не верила не единому слову из этих историй. Наверное, он действительно не умел лгать…
А теперь она лежала в полумраке большой стерильной палаты. Никому не нужная, никем не опекаемая, обманутая единственным человеком, которого любила.
Он бессильно оперся лбом о стекло.
«Должен быть выход… Я смогу найти его. Анна, крошка, я здесь, я не оставлю тебя».
На следующий день его опять пригласили для дачи показаний. Из нескольких фотографий подозреваемых он без труда узнал светлые кудри, безупречно очерченный рот и волчьи глаза цвета бутылочного стекла.
И опять кресло в зале ожидания. Ожидания… Длящегося минуты, часы, дни…
«Синьорина Капеллини пришла в сознание, можете зайти в палату, только не утомляйте и не волнуйте ее».
Бывает ли на самом деле так, что человек способен на мгновение подняться на пару миллиметров над землей, нарушая законы всемирного тяготения? Говорят, просветленные йоги достигают состояния левитации путем многолетних изнурительных духовных практик и телесных упражнений, раздвигающих рамки данных нам возможностей. Пьетро достиг этого, благодаря всего лишь нескольким словам пожилой медсестры.
Улыбка озарила похудевшее личико Анны.
Он не мог сдержать навернувшихся слез.
- Анна, я…
- Спасибо, что ты рядом, Пьетро. Спасибо, милый.

На следующий день полицию допустили к Анне.
- Синьрина Капеллини, нам пока что не удалось задержать человека, стрелявшего в вас, но благодаря точному описанию внешности его сообщника, которое нам дал ваш друг…
«Друг? Пьетро представился моим другом?» - Мы смогли выйти на след цепочки очень опасных преступлений, связанных с торговлей наркотиками. К сожалению, вы стали жертвой ужасной ошибки, вас приняли за другую девушку, которая должна была передать сверток с незаконным препаратом конкурентам напавших на вас бандитов.
- А мой сверток? Вы нашли его?
- Нет, к сожалению нет.
- Пожалуйста, попытайтесь найти его.
- Конечно, не волнуйтесь. Мы делаем все возможное.

- Ты представился полиции как мой друг?
- Анна, я…
- Я думала, ты мне больше, чем друг…
Он не нашелся, что ответить… Он чувствовал какой-то надвигающийся потоп, смерч. Ему было нечем дышать.
- Пьетро, тебе плохо?!
Он уже не слышал этот вопрос. Он бежал по больничному коридору, не сбавляя скорости, распахнул двери больницы и выскочил на улицу, не замечая проливного дождя, помчался куда глаза глядят…

Анна, не отрываясь, смотрела на экран телефона. Номер Пьетро был недоступен. Что с ним случилось? Может, я обидела его словами про друга? Может, он просто не хотел откровенничать с полицией? «Друг» - вполне нейтральное слово… Но зачем было так реагировать? Впрочем, это не первая странность в его поведении за последнее время. Да, он очень изменился… Надо бы поговорить… Откровенно. Откровенно… И опять выслушивать про тайный заговор всех секретных агентов мира? Нет уж.
Звонок телефона заставил ее вздрогнуть и почти крикнуть: «Алло?»
- Синьорина Капеллини? Это беспокоят из антикварного магазина Н. Мы не могли дозвониться до вас пару дней.
- Да, да. Я была… Нездорова.
- Нам принесли книгу, которую вы купили у нас в прошлый понедельник.

«Ну что, синьорина Капеллини», - усмехнулась она сама себе. «У меня для вас две новости, плохая – Пьетро пропал, хорошая – книга нашлась». Увы, пока что плохая новость перевешивала по значимости хорошую. Но Анна была еще слишком слаба, чтобы волнение или печальные мысли помешали ей заснуть с наступлением темноты.

А утром…
- Анна, ты еще спишь?
- Пьетро, где ты пропадал? И что это за номер, с которого ты звонишь?
- Я сменил номер. Я все поменял. Милая, теперь все будет по-другому! Все. Я обещаю.
- Где ты?
- У тебя под окном. Подними жалюзи.
Яркий солнечный свет ворвался в больничную палату, моментально окрасив золотом белоснежную стерильность.
Пьетро стоял с огромной охапкой розовых роз и улыбался. Улыбался! Анна не видела эту улыбку так давно… Она уже забыла, как выглядит его искренняя, почти детская улыбка.

- Как тебе удалось найти книгу с пометками профессора? Ты просто волшебница! Теперь у меня будет хоть что-то на память о нем.
- Я знала, что тебе понравится этот подарок.
Анна не скрывала некоторого самодовольства и неподдельной радости, искорками брызгающей из ее глаз.
«Нельзя медлить ни минуты. Сейчас или никогда».
- У меня тоже есть для тебя сюрприз. Подожди меня здесь, я скоро приду.
Он нежно поцеловал ее в губы и оставил наслаждаться чашечкой густого эспрессо. Легкая тень беспокойства лишь на миг подернула холодком ее сердце. «Нет, теперь все иначе. Я знаю». И она зажмурилась, как счастливый мартовский кот.

Его шаги гулким эхом отзывались под сводами небольшой старинной часовни. Правая рука крепко сжимала маленькую, но столь ценную коробочку в кармане пиджака. Левой он прижимал к сердцу заветный томик профессора Петропавловского.
- Падре, можно вас на минутку?
- Слушаю, сын мой.
- Я бы хотел исповедаться. И еще… Назначить день венчания.
- Да, конечно. Сейчас выберем с вами день.
Взгляд Падре Антонио упал на знакомый зеленый переплет в руке молодого человека.
- Вы изучаете русский язык?
- Да, я пишу диссертацию по Достоевскому.

На мраморных плитах церкви переливались всеми цветами радуги причудливые узоры калейдоскопа витражей.

@темы: творчество

URL
Комментарии
2009-11-16 в 16:04 

Stefaninat
Не живи уныло, не жалей, что было, не гадай, что будет, береги, что есть (с)
Мне очень понравилось! Сюжет интересный, описания хорошие, образы притягательные, читается легко. Такой рассказ хороший получился, хоть в журнале публикуй.

2009-11-16 в 17:13 

Зачем вам солнце, если я с вами??
Stefaninat спасибо тебе за такой отзыв! Мне очень важно, чтобы рассказ был "без сучка, без задоринки".
Это будет подарок мужу на др

URL
2009-11-16 в 17:17 

Stefaninat
Не живи уныло, не жалей, что было, не гадай, что будет, береги, что есть (с)
Isla Bonita
Это чудесный подарок!

2009-11-16 в 18:01 

Зачем вам солнце, если я с вами??
Stefaninat спасибо! :shy:

URL
2009-11-16 в 18:52 

Isla Bonita
По-моему, очень-очень хорошо! :hlop: Слог действительно легкий и, я бы даже сказала, с легким налетом волшебства (н-да, тавтология получилась, но сказала именно-то, что мне кажется подходящем в данном случае=):shuffle2:
При всей строгости придраться к чему-то трудно. Единственное, что немножечко смутило (хоть я и считаю, что не имею морального права что-либо судить, но все же...), так это зажмурилась, как счастливый мартовский кот. Мне кажется, что это сравнение не всегда вызывает положительные коннотации. Но это, конечно, очень субъективно.
А в общем все замечательно. Даже такое чувство, что этот рассказ - часть более крупного произведения, что у него есть продолжение...

2009-11-16 в 22:41 

One To-day is Worth Two To-morrows (c)
Isla Bonita Анна Капеллини? ))
замечательная зарисовка, просто браво! как-то так мягко, плавно, образы такие яркие, будто сама находилась и на этой площади, и в больничной палате. только мне все же интересно, что за тайна у него? и от того рассказ как будто не совсем законченным представляется. и еще эта строчка: легкая тень беспокойства лишь на миг подернула холодком ее сердце.
мешает лично мне, представить совершенно счастливый конец. как будто в итоге все-таки что-то случится. может так, конечно, и надо...
а кто слово-то задал?))

2009-11-17 в 11:08 

Зачем вам солнце, если я с вами??
effet_papillion спасибо за комментарий! :white:
Про мартовского кота меня саму немного смущает эта фраза, может, что-то получше в голову прийдет. Ну не мартовский же заяц ;)
Даже такое чувство, что этот рассказ - часть более крупного произведения, что у него есть продолжение...
Все может быть :) Было бы время и вдохновение.
Oly@ Анна Капеллини?
Ага, мне нравятся это имя и фамилия, надеюсь, прототип бы не обиделся :)
только мне все же интересно, что за тайна у него?
Воооот! У меня тот же вопрос: объяснять или нет читателю, чем он там занимается. Я написала вот такой абзац:
читать дальше
Но потом мне показалось, что это очень "приземляет" рассказ, пусть остается загадка.
мешает лично мне, представить совершенно счастливый конец.
А это чтоб не было слишком все сладко. Да и потом, она же еще не знает что он сделает ей предложение.
а кто слово-то задал?))
Муж и загадал. Только он наверняка уже об этом забыл, вот и будет ему сюрприз.
Спасибо, дорогая за подробный коммент! :kiss:

URL
2009-11-17 в 12:25 

One To-day is Worth Two To-morrows (c)
А это чтоб не было слишком все сладко
а оно и так не сладко))) во-первых, весь рассказ эта интрига с его прошлым, во-вторых, ранение Анны, а в третьих - нет же в конце этой слезливо-романтической сцены со вставанием на одно колено и предложением руки и сердца (и слава богу!). так что все отлично!
да,согласна, что отрывочек этот не нужен, пусть будет так. очень красиво получается!
пиши уже книгу! ))))

2009-11-17 в 12:30 

Счастье не в мечтах или надеждах, оно в том, что рядом с нами, что нам знакомо…
Isla Bonita
:buh::buh: Спасибо, что дала возможность получить удовольствие от прочитанного!
Я давно заметила, что у тебя очень красиво получается описывать пейзажы и просто окружение, которое мы зачастую даже не замечаем, но перечитывая именно твои описания у меня например чётко вырисовывается сама картинка! Эпитеты, которые ты применяешь очень чётко лично мне дают саму "картинку", которая сопровождает сам сюжет!

Ну, и если ты просила критики, то уж не обижайся на сказанное:kiss::
читать дальше

2009-11-17 в 14:50 

Зачем вам солнце, если я с вами??
Oly@ пиши уже книгу!
Тогда придется послать и работу, и мою молодую семью куда подальше :-D Будем стараться!
_ireni_ Спасибо за такие приятные слова :bravo: Мне и самой всегда важны описания, потому что я скорее "вижу" рассказ.
А насчет дизайна - поработаем, чтобы читателям было удобнее.

URL
2009-11-17 в 15:46 

Счастье не в мечтах или надеждах, оно в том, что рядом с нами, что нам знакомо…
Isla Bonita
Просто понимаешь, именно твои описания помогают окунуться не только в сам сюжет, но и в пространство сюжета, мне по крайней мере:shuffle2: Ты видишь рассказ, а другие то, где происходит действо!

     

Looking for the summer

главная